Уход французского бренда провоцирует войну за его активы

Ммм, «Данон»…

Уход французского бренда провоцирует войну за его активы

Последние 10 лет на рынке молочной продукции России господствовали две иностранные структуры. Это французская Danone (бренды «Простоквашино» и Activia) и «Вимм-Билль-Данн» («Домик в деревне»), которая принадлежит американской Pepsi Co. Примечательно, что обе фирмы в своё время поглощали российские бизнесы, чтобы создать ситуацию, близкую к олигополии, причём это почему-то не беспокоило антимонопольную службу. Грядут продажи активов. ФАС, кажется, опять собирается остаться в стороне.

Ещё весной Danone сообщала, что не планирует уходить из России. Тогда во французской прессе была утечка, что администрация президента Макрона рекомендовала бизнесу не делать резких движений на российском рынке. Теперь, похоже, что-то изменилось. У Danone имеется в РФ 18 заводов. Тот, кто приобретёт хотя бы часть из них, сможет подмять под себя значительную долю молочного рынка.

Кандидаты в монополисты

Продавать заводы российским управленцам французы не хотят. В чём могут быть причины? Продажа менеджерам – хороший ход, чтобы сохранить логистические и технологические цепочки. Известно, что для многих кисломолочных продуктов закваски поставляются из-за рубежа. Не будет закваски – изменится вкус продукта, потребитель откажется от бренда, в раскрутку которого были вложены огромные средства. И если поставки заквасок и других компонентов планируется прекратить, то смысл в продаже бизнеса менеджерам теряется.

Ясно, что заводы без отлаженной технологии не нужны ни инвестфондам, ни непрофильным инвесторам. Заинтересовать они могут только конкурентов, то есть локальных российских игроков, которые сами обладают технологиями и квалифицированными кадрами. Это пищевые холдинги, за которыми стоят всем известные люди. Кто же может поживиться остатками французской молочной империи?

В гипотетическом списке претендентов наверняка будет Александр Ткачёв, бывший министр сельского хозяйства. Сейчас активы его бизнес-империи сосредоточены на юге России. Заводы Danone позволили бы ему закрепиться в столичном регионе. Также заводы нужны и крупнейшему в России производителю сырого молока «ЭкоНиве» (за ним стоит выходец из Германии Штефан Дюрр, близкий к команде другого аграрного экс-министра, Алексея Гордеева). «ЭкоНива» уже инвестирует в строительство собственных заводов, но из-за санкций возможны трудности с закупкой оборудования. А у Danone оно есть.

Также за активы Danone в Татарстане та же «ЭкоНива», имеющая интересы в регионе, может вступить в схватку с группой «Ак Барс», которая ещё с 90-х годов обслуживает бизнес-интересы республиканского истеблишмента.

Делить или нет?

Уже известно, что новым покупателям активы могут достаться с хорошим дисконтом. Danone предупредила акционеров, что готовится списать в связи с уходом из России

1 млрд евро. Для самой компании уход из России, конечно, станет потерей, но не критичной, наш рынок приносил ей около 5% дохода. При этом создаётся новая интрига: если бизнес Danone будет разобран на кусочки, единственным крупным игроком останется «Вимм-Билль-Данн». Как поведёт себя компания, подконтрольная американцам? И будет ли что-то делать ФАС с нежданно образовавшимся монополистом?

Справедливости ради нужно сказать, что создать гигантские бизнес-империи на российском рынке иностранцам позволила слишком уж лояльная политика ФАС. Французам позволили скупить 18 заводов, а затем Danone даже внесли в список системообразующих предприятий. Что теперь делать с этим монстром? Французы хотят простого решения – продать всё сразу. Новый владелец, вероятно, станет рассчитывать на господдержку как системо­образующее предприятие. Не лучше ли ФАС воспользоваться ситуацией, чтобы наконец навести на рынке «молочки» порядок и создать здоровую конкуренцию, заставив принудительно распродать заводы по отдельности? А заодно и потребовать дробления от второго участника?

Источник versia.ru

Обновлено: 15.11.2022 — 14:35