Технологические гиганты оказались под прицелом властей

В центре внимания

Технологические гиганты оказались под прицелом властей

Big Tech вновь в центре внимания — и повод опять неблаговидный. 29 июля руководители Amazon, Apple, Google и Facebook провели более пяти часов, отвечая на сложные вопросы антимонопольной комиссии в Палате представителей США о своем подавляющем влиянии на рынке. Приближается конец эпохи?

Во многих отношениях пандемия Covid-19 оказалась благом для технологических компаний. Как отмечают в своих вступительных заявлениях на антимонопольном слушании Джефф Безос из Amazon, Тим Кук из Apple, Сундар Пикхай из Google и Марк Цукерберг из Facebook, люди ценят услуги, которые предоставляют их компании. Недавние исследования показывают, что кризис Covid-19 лишь повысил их популярность.

Это не удивительно. Цифровые технологии позволяют выполнять свою работу из дома, ученики могут продолжать занятия, пока школы закрыты, и люди оставаться на связи с близкими и развлекаться.

Технологические компании получают огромные выгоды от этих изменений. В первой половине 2020 года, когда мировая экономика столкнулась с беспрецедентным спадом, цена акций Amazon выросла примерно на 40%, чему способствовали растущие онлайн-покупки и использование облачных сервисов. Рыночная стоимость Zoom более чем утроилась с начала кризиса Covid-19, поскольку он стал центром онлайн-общения.

Что касается Google и Facebook, они понесли временные потери из-за сокращения доходов от рекламы. Но они по-прежнему контролируют огромную долю рынка цифровой рекламы — четыре пятых в Соединенном Королевстве, например. Более того, хотя Google и Facebook бесплатны для использования, Управление по конкуренции и рынкам Великобритании (CMA) пришло к выводу, что потребители фактически оплачивают их услуги косвенно, за счет доходов от рекламы. Согласно проведенным расчетам, это $656 на семью ежегодно, что свидетельствует об их влиянии на рынок.

Пока рано говорить, сколько людей переместят свою жизнь в интернет и как надолго. Люди могут бояться Covid-19, но они также устали от Zoom. Тем не менее представляется вероятным, что работа и социальные структуры претерпят некоторые устойчивые изменения, которые будут иметь далеко идущие последствия для политики.

Для начала, сокращение цифрового разрыва станет более актуальным, чем когда-либо. Из многих форм неравенства пандемия обнажает и усугубляет неравенство в доступе к интернету и цифровым технологиям.

Все сервисы, которые облегчили жизнь по правилам социального дистанцирования — от удаленной работы до онлайн-покупок и потоковых сервисов — доступны только тем, кто имеет доступ к достаточно быстрому и надежному интернет-соединению и подходящему оборудованию. Многие также получают медицинскую помощь и доступ к государственной поддержке через интернет, что еще раз подчеркивает исключительную важность всеобщего доступа.

В последние годы правительства все чаще признают эту необходимость. Например, в 2018 году Федеральная комиссия по связи США назвала ликвидацию цифрового разрыва первоочередной задачей. И тем не менее примерно один из 20 человек в Соединенных Штатах все еще не имеет высокоскоростного подключения. В сельской местности около трети домохозяйств не подключены к глобальной сети. Цифры столь же мрачные и в Великобритании.

Для устранения разрыва потребуются масштабные инвестиции в цифровую инфраструктуру, включая широкополосную связь и 5G для мобильных сетей. Как в США, так и в Великобритании правительства работают над выполнением первой задачи, обеспечивая доступ в сельской местности, которые не могут привлечь частный капитал. Прогресс по мобильным сетям может быть сложнее из-за политической оппозиции китайскому телекоммуникационному гиганту и лидеру 5G – Huawei.

Количество публикаций, которые содержат дезинформацию о России или ее роли, в последние недели существенно возросло. Таким образом, страна оказалась в центре «пандемии фейков».

Но Huawei может оказаться верхушкой айсберга, потому что нынешний сдвиг в сети приведет к усилению политического и нормативного контроля технических гигантов. Во-первых, регуляторы, скорее всего, будут оказывать давление на телекоммуникационные компании с целью увеличения инвестиций, стимулируя дебаты о лицензионных обязательствах и ценах (сколько компаний должны инвестировать и как они будут их финансировать). Прошлые споры о том, где вдоль цепочки создания стоимости могут снизиться затраты — от физических операторов сети до потоковых услуг — могут возобновиться.

Но, как показывают недавние антимонопольные слушания в США, наиболее спорным вопросом, вероятно, станет рыночная власть цифровых компаний. Даже в сегодняшней сильно поляризованной политической среде все большее беспокойство вызывает растущая тревожность в отношении Big Tech, включая жизнеспособность мелких компаний и зависимость экономики от доступа к цифровым рынкам. Американские регулирующие органы уже заявили о своей озабоченности запросами Федеральной торговой комиссии и Министерства юстиции.

Европейский Союз намного опережает США, когда речь идет о регулировании, налогообложении и ограничении Big Tech. Европейская комиссия завела многочисленные антимонопольные дела против технологических гигантов, а также приняла более широкие инициативы, такие как закон о цифровых услугах. Маргрет Вестагер — ранее европейский комиссар по вопросам конкуренции, а в настоящее время исполнительный вице-президент Европейской комиссии, подходящей для эпохи цифровых технологий — возглавила этот путь.

Пока неясно, к чему приведут такие усилия, особенно в США, которые движутся к крайне спорным президентским выборам. Но ясно одно: хотя технологические монополисты могут получить значительную краткосрочную выгоду от ускорения сдвига в онлайн, они больше не могут избежать политического внимания.

Источник versia.ru

Обновлено: 24.08.2020 — 14:38