Случайно ли слияние «Утконоса» и «Ленты» происходит после ареста первого инвестора Августа Мейера?

Запоздалый брак аутсайдеров

Случайно ли слияние «Утконоса» и «Ленты» происходит после ареста первого инвестора Августа Мейера?

В середине декабря компания «Лента» объявила о покупке онлайн-ритейлера «Утконос» за 20 млрд рублей. Цена в этой сделке, впрочем, имеет прикладное значение. Обе компании контролирует «стальной король» Алексей Мордашов, через принадлежащее ему ООО «Севергрупп». Последняя владеет 100% ООО «Новый импульс-50» (управляет онлайн-магазином) и 77,99% акций «Ленты», дающие 78,73% прав голосов. Остальные 20,98% «Ленты» находятся в свободном обращении и котируются на Лондонской фондовой бирже. Именно эти акции заставили Мордашова запустить непростой алгоритм сделки.

Сначала «Лента» выпустит новые акции, которые по закрытой подписке выкупит «Севергрупп». Таким образом компания Алексея Мордашова выплатит в уставной капитал «Ленты» 20 млрд рублей, которые затем будут переданы владельцу «Утконоса». То есть… вернутся назад к Мордашову, который в сухом остатке просто увеличит свою долю в капитале объединенной компании.

Пестрая «Лента»

Миноритарии также получат преимущественное право приобретения дополнительных акций по фиксированной цене 1 087 рублей за одну акцию. Захотят ли они воспользоваться таким правом — большой вопрос. Фондовая история компании не дает особых поводов для оптимизма. Размещение акций «Ленты» состоялась в марте 2014 года — не самое удачное время для дебюта. Тем не менее к лету 2014 года на фоне «донбасской канонады» и введения санкций котировки акций «Ленты» достигли 13 долларов за GDR.

Как выяснилось, это оказался исторический потолок, за которым последовал долгий путь вниз. Сейчас акции котируются на отметке 2.66 долларов. Пятикратное падение может объясняться многими факторами, но оно оказалось постоянным и прерывалось лишь на некоторое время. Таким образом есть основания считать, что компания испытывала внутренние проблемы.

Эти проблемы у «Ленты» носят исторический характер. И началась эта история еще во второй половине «нулевых», когда создатель Олег Жеребцов «заболел» парусным спортом, переехал на остров Портленд (в проливе Ла-Манш) и устроился работать в парусную мастерскую, где чинил паруса за 62 фунта в день. В результате такого интереса динамично развивавшаяся компания оказалась неподготовленной к финансовому кризису 2008-го года.

К этому времени у Жеребцова развился конфликт со своим деловым партнером Августом Мейером, которого он убедил стать ранним инвестором «Ленты» и купить в 2002 году 49% акций за $15 млн. Часть этой суммы (и 5% акций из 49%) внес приятель Мейера Дмитрий Костыгин. Именно эти (немалые для того времени) деньги стали главным фактором роста бизнеса «Ленты». Мейер являлся страстным поклонником учения Эйн Рэнд, решившего попробовать на вкус «дикий российский капитализм» на исторической Родине писательницы в Санкт-Петербурге. Это и привело его к Костыгину, который занимался переводом фолиантов Эйн Рэнд на русский язык.

Мейер — отпрыск из богатой американской семьи, но вряд ли он мог так запросто выложить столько наличных. Не говоря уже о переводчике Дмитрии Костыгине. Если, конечно, речь не шла о каких-то особых источниках происхождения этих денег. Тем более в Санкт-Петербурге того времени людей с наличными, хотевших их легализовать через инвестиции и последующую продажу акций западным инвесторам, хватало.

Блогерша Ида Галич опубликовала короткое видео, судя по которому, она и Анастасия Ивлеева решили выяснить причины длительного конфликта. Раннее между блогершами возникло недопонимание из-за способа привлечения подписчиков и размера заработка.

Еще более странным образом сложилась ситуация у самого Олега Жеребцова, который заложил свой пакет акций (35%) в МДМ-банке, а в 2009 году договорился с фондом Marshall Capital Partners, управляемым небезызвестным Константином Малофеевым (также связанном с МДМ-банком) о продаже ему своего пакета.

МДМ-банк являлся не простым кредитным учреждением, а элементом теневой финансовой системы, который обычно связывали с «измайловскими» и ее лидером Антоном Малевским.

Так что все эти залоги и опционы могли означать юридическое оформление гарантии сохранности и возврата денег. Тем более «интересным» и смелым оказалось решение Жеребцова продать свой пакет консорциуму Фонда частных инвестиций (TPG) и инвестподразделению ВТБ-банка. Последнее, известное сейчас под названием ВТБ-Капитал, создавалось в Санкт-Петербурге усилиями «грузинских врачей», связанных с авторитетными людьми из окружения Деда Хасана. Впоследствии между ВТБ и Малофеевым состоялась настоящая судебная война, которая закончилась лишь в 2014 году, когда православный младоолигарх принял самое активное участие в финансировании «русской весны» в Крыму и на Донбассе и вернулся в обойму влиятельных лиц.

Появление незваных партнеров в капитале «Ленты» привело к еще одному фронту в этой войне, которая приобрела характер конфликта с неизвестным количеством сторон.

Военные действия закончились в 2011 году, после того как Мейер с Костыгиным продали свои доли за $1,1 млрд. А состоявшееся IPO в марте 2014 года, казалось, подвело черту под странным прошлым «Ленты».

Неизбежная синергия

Однако история получила продолжение, когда на горизонте появился Алексей Мордашов. Он также являлся ранним инвестором — но не в гипермаркеты, а онлайн-платформу «Утконос», которая была создана летом 2000 года — эпоху, когда даже самые продвинутые пользователи интернета считали каждый килобайт, скаченный по модему по сумасшедшим тарифам. Но большая часть российских граждан покупала товары на рынках, и про интернет знала из голливудских фильмов. Тем не менее проект получился, но в какой-то момент просто застрял на стадии перехода от пионера онлайн-ритейла к гигантской корпорации. И Мордашов решил вдохнуть в свое детище настоящий торговый дух. Подходящий для «Утконоса» дух был обнаружен в «Ленте», которая также требовала новых пророков. В апреле 2019 года компания была куплена, а участники рынка немедленно заговорили о «неизбежной синергии» двух бизнесов.

Странные совпадения господина Мейера

Но ничего не получилось. Точнее сказать, не получалось. Пока не произошло одно весьма странное событие. 8 декабря в Санкт-Петербурге был задержан Август Мейер.

Никакой связи с «Лентой» в причине ареста русско-американского инвестора, конечно, же не озвучивалось. Мейер оказался за решеткой по совершенно другому делу, впрочем, также связанному с торговлей и также с корпоративным конфликтом. На это раз это онлайн-ритейлер «Юлмарт», и закончилось все банкротством и целой чередой судебных разбирательств. Некогда крупнейший в России интернет-ритейлер потерял позиции на рынке, а с начала 2020 года фактически прекратил работу. Расследование зацепило Мейера в связи с хищением у Сбербанка 2,3 млрд руб, полученных «Юлмартом» в виде кредитов на развитие бизнеса.

Расследование обстоятельств предполагаемого хищения началось еще в 2017 году. Тогда же уроженец Сан-Диего Август Мейер поспешил сделать важные политические заявления. О том, что он гордится российским гражданством и благодарен российскому президенту за его получение. О том, что, проживая 17 лет в Санкт Петербурге, он внес свой вклад в программу по увеличению численности населения России, создав семью, у которой четверо детей, которые ведут обычную российскую жизнь и даже посещают обычную государственную школу.

Соответствующим образом звучали и прогнозы Августа Мейера — о его вере в светлое будущее России. Для 2017 года, когда ужесточение санкций и ухудшение отношений со Штатами стали обыденностью, эти заверения звучали смелыми и несколько фантазийными одновременно.

Но это признание не помогло Мейеру. Более того, начатое изначально как расследование о пропаже денег, по требованию прокуратуры, было переквалифицировано в дело о мошенничестве. И это дало основание суду закрыть Августа Мейера в камеру на два месяца. А спустя уже несколько дней было объявлено о сделке «Ленты» по покупке «Утконоса», которая задержалась на пару лет по непонятным причинам.

Источник versia.ru

Обновлено: 28.12.2021 — 14:39