Польза смены собственника ТОАЗа не доказана

Артподготовка к совету директоров

  • Польза смены собственника ТОАЗа не доказана

  • Польза смены собственника ТОАЗа не доказана

Уникальный «Тольяттиазот», который последние десять лет раздирает корпоративный конфликт, на этой неделе снова замелькал на страницах прессы. Основным лейтмотивом публикаций стала необходимость смены собственников предприятия.

В качестве аргументов приводится нездоровая обстановка вокруг завода и многочисленные уголовные дела, возбужденные в отношении его бывших руководителей – Владимира и Сергея Махлаев, а также их партнеров. Из этого делается вывод, что только их отстранение от управления «ТОАЗом» способно спасти предприятие.

Примечательно, что все эти публикации появились буквально за месяц до собрания акционеров «Тольяттиазота», назначенного на 25 сентября. Инициировавший внеочередное собрание «УралХим» (владеет миноритарной долей в ТОАЗе), очевидно, планирует предпринять новую попытку сменить руководство предприятия и установить контроль над ним, обновив состав совета директоров. В этом контексте публикации с громкими заголовками вроде «Новый собственник – последний шанс для «Тольяттиазота» — не что иное, как артподготовка общественного мнения к такому повороту событий.

Между тем в ситуации на «Тольяттиазоте» все довольно понятно. Подавляющее большинство трудностей и скандалов, которые сопровождают деятельность предприятия, можно рассматривать как следствие присутствия в структуре его акционеров «УралХима». Владелец миноритария Дмитрий Мазепин предпринимает безуспешные попытки взять ТОАЗ под свое управление с 2008 года. Будучи владельцем сравнительно небольшой доли (около 10%), он постоянно ищет возможность расширения и вот уже более 10 лет прицеливается на доли остальных акционеров.

Можно проследить, что давление со стороны «УралХима» стало отправной точкой к появлению множества натянутых уголовных дел в отношении комбината и его руководителей. Значительная их часть закончилась ничем или развалилась уже в суде, а «Тольяттиазот» продолжает показывать многомиллиардную прибыль, и платить огромные налогу государству, несмотря на все сложности, которые создает корпоративный конфликт.

Все эти детали публикации, призывающие к смене руководства ТОАЗа, часто опускают. Часто на месте фактов оказываются предположения – например, что развал целой серии уголовных дел произошел не за отсутствием состава преступления или доказательной базы, а якобы из-за неких «коррупционных методов», с помощью которых владельцы ТОАЗа успешно торпедировали следствие. Хотя профессиональные юристы, как раз, однозначно говорят о незаконных решениях судов и, как минимум, низкой квалификации судей, выносящих такие решения против ТОАЗа или его руководителей.

Остальные положения инициированных статей также не выдерживают критики и легко разбиваются фактами, лежащими на поверхности. Так, утверждается, что завод находится в чуть ли не аварийном, «удручающем состоянии». Однако только с 2012 года ТОАЗ направил на модернизацию и повышение эффективности производства более 50 млрд рублей. И это дает результаты – два года подряд «Тольяттиазот» бьет собственные производственные рекорды как раз благодаря обновлению оборудования и модернизации. Что само по себе не очень бьется с продвигаемым тезисом о развале на предприятии, которое якобы работает еще на советском заделе, а все деньги на модернизацию разворовали собственники.

Об отношении Кремля к происходящему с Алексеем Навальным рассказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он призвал не проводить ассоциацией между Владимиром Путиным и ситуацией, связанной с нарушением Навальным законодательства и претензиями к нему со стороны ФСИН.

То же касается притеснения рабочих предприятия, которые, если верить публикациям, работают чуть ли не за гроши и постоянно рискуют жизнью из-за жадности владельцев ТОАЗа. В действительности же средняя зарплата на предприятии – 57 тысяч рублей, она ежегодно индексируется и давно опережает средние зарплаты по Самарской области (в 2020 году она составляла 49 тыс. руб.). Социальные блага на заводе (это и ДМС, и возможность получения служебного жилья, и собственный детский сад и многое другое) – одни из лучших в регионе, недаром коллективный договор предприятия неоднократно признавался таковым.

Одним словом, в подобных публикациях, мягко говоря, сгущают краски и достаточно вольно трактуют факты, нередко переворачивая их с ног на голову – разве это не рейдерские методы?. Все ради внушения мысли, что достаточно убрать источник всех бед ТОАЗа в виде нынешних собственников и руководителей, как предприятие сразу расцветет. Нетрудно догадаться, кто в этом случае окажется бенефециаром (спойлер: нет, это не ТОАЗ).

Предлагаемые меры, очевидно, направлены на то, чтобы полный контроль над «Тольяттиазотом» получил «УралХим». Именно он является главным претендентом на то, чтобы стать новым собственником ТОАЗа. Но «спасением предприятия» это едва ли станет – скорее, началом конца. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на то, какая судьба ждала активы, которые Дмитрий Мазепин уже взял под свой контроль.

Оба химических гиганта – «УралХим» и «Уралкалий», крупнейшие предприятия России в своей отрасли — под управлением Мазепина стабильно показывают многомиллиардные убытки. Последний раз «Уралхим» получал прибыль в 2017 году – тогда она составила 31 млрд рублей. В следующие три года совокупный убыток компании составил 120 млрд рублей. При этом ее долговая нагрузка только в 2020 году выросла вдвое, составив без малого полтриллиона рублей.

Причем эта тяжелая финансовая ситуация – не результат пандемии или какой-то неблагоприятной конъюнктуры. Кризис носит хронический характер и продолжается много лет – в 2014 году «УралХим» из-за долгов даже полностью остановил инвестиционную программу на пять (!) лет. И только в 2019 году начал скромно, по 100 млн долл. в год снова инвестировать в свое производство.

Польза смены собственника ТОАЗа не доказана

Дмитрий Мазепин (фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ)

В такой ситуации износ оборудования и аварии на производстве (те самые, которыми авторы статей попрекают «Тольяттиазот») неизбежны. Косвенное подтверждение тому можно найти в отчете компании о производственных показателях за I полугодие 2021 года. «Более чем в два раза снизились часы внеплановых простоев агрегатов аммиака на филиале «Азот» в городе Березники» — пишет компания. Но за эвфемизмом «внеплановый простой», скорее всего, скрываются аварии – именно они чаще всего являются причиной простоя оборудования.

Приход Мазепина к управлению ТОАЗом явно не решит и другие проблемы, которые приписывают комбинату. На повышение зарплаты рабочим явно не стоит рассчитывать – «УралХим» тонет в долгах, ему не до щедрот. Скорее всего, и об инвестпрограмме на 112 млрд рублей до 2025 года «Тольяттиазоту» придется забыть. А администрации Самарской области и самого Тольятти, где ТОАЗ является градообразующим предприятиям, придется попрощаться с крупнейшим налогоплательщиком, который только за I полугодие 2021 года направил 4,65 млрд руб. отчислений в региональный и местный бюджеты.

В случае поглощения ТОАЗа «Уралхимом» такого точно больше не будет. Например, после слияния Уралкалия с «УралХимом» Кировская область потеряла важнейший источник налогов на прибыль в лице Кирово-Чепецкого завода минеральных удобрений. Аналогичная судьба постигла и печально известный «Азот» в Березниках – теперь он едва ли отчисляет и копейку родному Пермскому краю. Понятно, как это сказывается на рабочих предприятия и других местных жителях.

Одним словом, смена собственников «Тольяттиазота» вряд ли пойдет на пользу региону. Скорее, она только навредит. И пострадавшими могут оказаться не только работники ТОАЗа, но и Самарская губерния.

Источник versia.ru

Обновлено: 30.08.2021 — 14:38