Почему в России мало кто хочет связываться с мусороперерабатывающим бизнесом, и есть ли будущее у мусоросжигательного

Отходный вопрос

Почему в России мало кто хочет связываться с мусороперерабатывающим бизнесом, и есть ли будущее у мусоросжигательного

Мусорная тема уже несколько лет в России острая, политико-экологическая, замешанная на больших деньгах и народных опасениях. Когда правительство РФ сообщило, что в Ленинградской области будет построено семь заводов по переработке мусора, давний спор между Петербургом и Ленобластью вспыхнул вновь. Неужели наметился победитель? Не факт, считают эксперты.

Правительство РФ во главе с Михаилом Мишустиным объявило в прошлом марте, что в Ленобласти будет «от трех до семи» заводов по переработке мусора – не пояснив, мусороперерабатывающих или мусоросжигающих. Принципиальный нюанс для отдельных жителей 47-го региона, потому что у них и без заводов горят стационарные официальные свалки, делая жизнь невыносимой. А почему разница между тремя объектами и четырьмя – не все муниципальные объединения одобрили опасные объекты на своей территории.

А мусор – врозь

Заводы должны быть построены в трех районах региона – Всеволожском, Выборгском и Ломоносовском. Тут сразу надо пояснить, что первый – почти черта Санкт-Петербурга. И именно там располагаются главные свалки, и планируется еще больше. Всеволожск – мусорная мекка Ленобласти.

Санкт-Петербург и Ленинградская область хоть и разные регионы, но тесно связанные. К примеру тем, что летом в 47-м регионе отдыхают на дачах до двух миллионов человек из 78-го региона, зато постоянно работают в городе полтора миллиона из области. Не зря Валентина Матвиенко когда-то хотела объединить регионы в одну губернию. Но связи связями, а табачок, точнее мусор – врозь. В Петербурге планировали создать мусорные полигоны в Приморском районе, но не сложилось. До сих пор ни одного на весь мегаполис. В итоге все отходы, около двух миллионов тонн в год – соседу. И как раз преимущественно во Всеволожском районе – это полигоны ЗАО «Промотходы», ООО «Полигон ТБО», и в Кировском районе ООО «Новый Свет-Эко». При этом уже лет двадцать как власти, так и жители Ленобласти заметно и вслух обижаются, что «старший брат» их замусоривает, не желая разбираться с отходами самому. А ведь полигоны бытовых отходов серьезно влияют на экологическую обстановку. По словам директора центра экспертиз «Эком» Александра Карпова, концентрация вредных веществ в воде и почве вокруг полигонов превышена в 2-4 раза, а рядом садоводства и жилые дома. Эти данные подтверждает и местный Роспотребнадзор.

Еще одна проблема – полигоны переполнены, их потихоньку расширяют, планируют строить новые в Кировском районе, но понятно, что идея в мусороперерабатывающих заводах «как в Европах», назрела. Тем более есть еще и незаконные свалки, ничуть не меньше официальных — «Хома» (Ломоносовский район), свалка возле деревни Скотное (Всеволожский район), свалка в деревне Янино возле КАД (Всеволожский район), две крупные свалки у развязки КАД и Мурманского шоссе (Всеволожский район). Эти свалки еще и постоянно поджигаются, чтобы естественным образом освобождать место под новые отходы. В прошедшие новогодние праздники горели три свалки – «духан стоял, хоть вешайся, хотя наше место и так говорящее», написала в соцсетях жительница деревни Скотное.

На Кубани состоялся запуск первого в России автоматического чат-бота, который информирует о наличии вакцины и примерных очередях в прививочных пунктах.

«Выхлопы» вреднее мусора?

«Понятно, что Санкт-Петербургу и Ленобласти необходимы мусороперерабатывающие заводы, — говорит руководитель природоохранных проектов МОО «Зеленый Фронт» Егор Леонтьев. — Именно переработка мусора нужна, его сортировка, как было, между прочим, в советское время. Тогда и утилизация упростится».

Впервые о «мусорных» заводах в северной столице заговорили в 2005 году. Причем хотели строить целых два — в районе Каменки (Приморский район) мощностью 350 тыс. т в год и на базе «Автопарка № 6 «Спецтранс» (Красногвардейский район) мощностью до 200 тыс. т в год. Но не стали. Тогда Смольный объяснил коротко: «Причина — недопустимость высокой экологической нагрузки на север города». И опять начал вести переговоры с Ленобластью о строительстве заводов, причем речь зашла уже о мусоросжигающих. И опять дипломатия была примерно такая: «Область – а почему у нас, что нам за это будет? Город – а это вопрос к федералам, они преимущественно должны спонсировать». Тут-то мы и понимаем, почему вопрос волынится.

Что касается мусоросжигающих заводов, то идея их строительства возникла в Санкт-Петербурге в 2008 году. Но уже тогда были мощные протесты – на основе европейского опыта ясно, что «выхлопы», пожалуй, вреднее просто складируемого мусора. Но идея вроде как жива. На бумаге. Так, есть планы по двум заводам в черте города в Левашово и на Волхонском шоссе. Аналитики рынка говорят: «С 1 января 2022 года в Петербурге официально вступил в права региональный оператор по обращению с твердыми коммунальными отходами, которым избрано АО «Невский экологический оператор». Если эта организация не дутая, то она должна продавливать данный план. Но протестов будет много! И не факт, что власти в наши нестабильные времена пойдет на такую новаторскую стройку».

Отметим, именно под сжигание мусора в Генплане Петербурга до 2030 года предусмотрены пять площадок: на территориях поселков Левашово и Петро-Славянка, производственной зоны «Ломоносовская» в Петергофе, а также на Волхонском шоссе.

«Невский экологический оператор» сдержанно, но, кажется, уже недоволен предложенными площадками, если вчитаться в его официальный пресс-релиз: «На территории Петербурга сильно ограничены возможности для размещения комплексов по переработке отходов (КПО). Они должны быть удобны с точки зрения логистики, наличия инженерной инфраструктуры, иметь подходящий правовой статус и не вызывать сильной «аллергии» у местного населения. Последний критерий, как позывает практика, наиболее проблемный — в условиях сильно урбанизированной территории как самого Петербурга, так и ближайших к городу районов Ленобласти. Поэтому даже те локации, которые формально отвечают необходимым инженерно-экономическим требованиям, на практике могут оказаться непригодны для строительства КПО. Мы не можем позволить себе тратить время и деньги на разработку проектов, которые потом будет невозможно реализовать».

Кто победитель-то?

Итак, Михаил Мишустин в прошлом году подписал указ строительстве семи заводов в Ленинградской области. Именно мусороперерабатывающих, а не сжигающих. Но всё равно четыре муниципалитета отказались, впрочем, если дойдет до дела, их никто не спросит. Но дойдет ли? Руководитель одного из мусорных полигонов на правах анонимности рассказал «Нашей версии» все препоны и нюансы в отходном вопросе. И его мнение местами совпадает с релизом «Невского оператора»: «У людей есть недоверие ко всем как бы «свалкам». Шиес в Архангельской области продемонстрировал власти, что вопрос экологии для народа становится принципиальным. Возможны массовые протесты, что пугает. Строительство завода по переработке мусора – дело инженерно непростое, отечественного опыта практически нет. Поэтому надо привлекать иностранных специалистов, что влетит в копеечку. Это весьма сложные архитектурные сооружения, у нас аналогов нет. И то, что вопрос обсуждается уже почти два десятка лет, этот тезис подтверждает. И самое главное – по поводу мусорных полигонов и тем более заводов постоянно шел торг между администрациями Санкт-Петербурга и Ленинградской области при разных губернаторах. Город всё время подчеркивал, что свалки должны быть за его чертой, желательно подальше, а область торговалась. Понятно, застройка плотная в городе, полигон разместить негде особо, вот область и должна «выручать». Если планы Мишустина осуществятся, то кто победитель? На первый взгляд, Петербург. Он «конституционно» избавится от своих отходов в пользу соседа. Но если заводы будут строиться как надо, со всем российским масштабом, свойственным нашим глобальным проектам, то в выигрыше, и большом, окажется как раз Ленобласть. Это инвестиции, рабочие места, значит, логистика и жильё. Деньги. Но пока никаких процессов не началось».

По данным корреспондента «Нашей версии» — тоже. Профильные комитеты двух региональных правительств красноречиво отмалчиваются.

Зато еще несколько лет назад в прессу просочились слухи, что петербургские власти ведут переговоры с коллегами из Новгорода о создании заводов либо полигонов там. Было более чем официальное опровержение. Зампред регионального правительства Тимофей Гусев в 2019 году заявлял: «Возможно, учитывая географию, коллеги как-то посмотрели в этом отношении на Новгородскую область — циркуль поставили… Но мы здесь, в Новгородской области, такой возможности не рассматриваем вообще».

Сейчас, в 2022 году оказалось, что процесс-то пошел. Но опять-таки на бумаге. Великий Новгород может пока спать спокойно. И дышать.

Кстати

На границе Санкт-Петербурга и Ленобласти есть еще один полигон, но весьма специфический. Это «Красный бор» (Тосненский район) для опаснейших химических отходов. Восемь лет назад он был законсервирован, однако представляет огромную угрозу для здоровья жителей близлежащих населенных пунктов. Полигон в 67,4 га был построен еще в 1969 году (всего таких в СССР было шесть), он принимал опасные высокотоксичные химические отходы различных производств I-IV класса опасности со всего Советского Союза, а потом и России. В 2014 году полигон официально закрыли – так сказать, «всплыл поплавок» — больше мусора он вместить уже не мог. Однако опасность он представляет и в законсервированном виде. Экологи уверяют, что глина «бассейна» данной территории давно пропускает различную заразу, которая уходит глубоко под землю, а там попадает в различные воды, которые, в том числе, идут в Неву, откуда город берет питьевую воду. Кроме того, за последние годы полигон четыре раза горел, в воздух попадали опасные газы и продукты горения. Сейчас в «Красном бору» хранится до 2 млн тонн химотходов.

Источник versia.ru

Обновлено: 29.01.2022 — 14:35