Почему лицо российского станкостроения Диану Каледину выпустили из СИЗО

Опять за станок

Почему лицо российского станкостроения Диану Каледину выпустили из СИЗО

Диана Каледина, предприниматель в станкостроительной сфере, которая была сенсационно арестована в конце прошлого года, не менее резонансно вышла на свободу. Пока под домашний арест. Что изменилось в мотивации следствия, которое ранее оперировало такими терминами как «срыв оборонзаказа», «коррупция при ВПК», «подрыв экономической политики РФ»? А теперь ходатайствовало перед судом на ограниченной свободе для бизнес-вумен.

Металлообрабатывающее оборудование для механообрабатывающего участка

Диана Евгеньевна Каледина возглавляет петербургскую фирму «Балтийская промышленная компания» (БПК), которая занимается станкостроением, уже 20 лет. Точнее, бизнес-вумен была до последнего времени связующим звеном между отечественным ВПК и иностранными станкостроителями — преимущественно немецкой Hugo Reckerth GmbH и тайваньской Buffalo Machinery Co., Ltd. С них технологии — с нас реализация на деле. В том числе для этих целей Каледина прикупила небольшой заводик в Рязани, помимо петербургских площадок.

По версии следствия, преступный умысел у предпринимательницы возник еще в 2016 году, когда БПК заключила крупный контракт с петербургским оборонным предприятием «Сигнал». Сумма договора без 75 тысяч — на 15 миллионов рублей. «Наша версия» в свое время подробно описывала цифры и детали этого договора. Если вкратце, то условия звучали так: «Поставка универсального металлообрабатывающего оборудования для механообрабатывающего участка в рамках реализации инвестиционного проекта «Техническое перевооружение предприятия для разработки и производства изделий» АО «НПП «Сигнал», осуществляемого в соответствии с условиями федеральной целевой программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2011-2020 годы».

Если же выделить суть, то по условиям контракта жестко закреплялось главное — смонтированное оборудование должно иметь сугубо российское «происхождение». И вот следствие как раз указывает, что конечный продукт оказался китайского и тайваньского производства, а «техническая документация является сфальсифицированным переводом с китайского языка».

Г-жа Каледина в свою очередь заявляла, что большая часть оборудования произведена все-таки на территории России, «правда, с использованием некоторых частей, купленных за рубежом». Однако, по ее словам, «экспертная проверка этого оборудования, проведенная Минпромторгом, установила, что оно полностью соответствует всем требованиям нормативных документов для продукции, произведенной в Российской Федерации». Диана Каледина считает возбужденное в отношении нее уголовное дело заказным в рамках рейдерского захвата ее предприятия. Между прочим, рыночная стоимость БПК оценивается почти в три миллиарда рублей.

«Политический контекст чувствуется»

Профильное бизнес-сообщество скорее верит Калединой. Хотя и не сказать, что активно и публично защищает ее. «Просто история современной России знает немало рейдерских захватов, когда главу поглощаемой компании помещали в СИЗО, — рассказывает «Нашей версии» юрист Алексей Смирнов. — Часто возникает подозрение, что правоохранительные органы в некоторых эпизодах работают на подхвате у влиятельных рейдеров. Петербург помнит такие дела еще по рейдерскому ОПГ, возглавляемым Владимиром Барсуковым (Кумариным). Что касается Калединой, то дело запутанное, с деталями не знаком, но политический контекст чувствуется, ведь у нас теоретически идет импортозамещение».

Отечественные отели не хотят оплачивать популярному сервису бронирования Booking.com, ушедшему из России, услуги за февраль, поскольку платформа не предупредила об отключении за 14 дней до него.

Что касается политики, точнее, политиков, то по идее у Калединой более чем солидная поддержка. На официальном сайте БПК есть фото Владимира Путина, который с интересом осматривает продукцию компании, а на сайте правительства РФ — стенограмма большого разговора Дианы Калединой и Михаила Мишустина. А еще в 2017 году Каледина в составе научного коллектива получила премию правительства Санкт-Петербурга за выдающиеся результаты в области науки и техники.

Тем не менее следствие это не смутило, что тоже о чем-то говорит. Источник корреспондента «Нашей версии» в Следственном комитете весьма откровенно и жестко поведал: «Случай с БПК не единственный и даже не показательный. Сейчас процесс, когда российские компании закупают все детали, а то и конечный продукт в Китае и Тайване, а потом подделывают документацию, идет чуть ли не во всех промышленных областях. А наверх бодро рапортуется — «сделано в России». В итоге знаменитое импортозамещение превращается в аферу, с ней контролирующим и надзорным органам необходимо бороться. Иначе страна потеряет весь производственный сектор уже в самое ближайшее время».

Что касается рейдерского захвата, то есть версии Калединой, следствие даже в неформальных беседах ее напрочь отрицает: «Не зря СК много лет боролся с рейдерством — сейчас этого криминального явления в стране практически нет». Впрочем, в предпринимательских кругах северной столицы поговаривают, что рейдерство в нынешние времена совсем не бандитское: «Есть понятие такое — «укрупнение», в принципе, желание монополизировать тот или иной производственный сектор. Информация для размышления: за питерским НПП «Сигнал» стоит акционерное общество «Автоматика», которое, в свою очередь, входит в корпорацию «Ростех». Вот и думайте».

Понадобилась на свободе, как дефицитный специалист?

Думается, почему следствие, которое ранее жестко настаивало на пребывании Калединой в СИЗО №5 (женский) на Арсенальной улице, недавно вдруг само ходатайствовало перед Смольнинским районным судом о переводе подследственной под домашний арест (подписку о невыезде)? Точнее, сначала как раз Каледину не лишали реальной свободы в конце прошлого года, но потом все-таки по горячей просьбе следователя, отправили в СИЗО 1 сентября этого года. И вот через две с небольшим недели пребывания за решеткой выпустили опять на «домашку». И в разных ходатайствованиях следователя были похожие формулировки — «в связи с экономическими санкциями в отношении РФ» и «в связи со специальной военной операцией на Украине».

То есть сначала Каледина была опасна для общества в этой связи, а через две недели стала безопасной. Или даже полезной? Ее адвокат Руслан Долотов даже не стал скрывать перед прессой своего удивления: «Те же факты, по которым Диану Евгеньевну упекли в камеру следственного изолятора, вдруг через несколько недель были интерпретированы в пользу ее освобождения».

Основная версия такого правоприменительного чуда у предпринимателей, силовиков и журналистов Петербурга простая, на поверхности — Каледина в нынешних условиях расширения СВО, мобилизационных времен, понадобилась на свободе с связи со своей профессиональной деятельностью. Ясно, что такие люди ныне на счету, и их совсем немного. В российском станкостроении острейший дефицит специалистов. Возможно, Диана Каледина отправится в своеобразный «научно-технический штрафбат»?

Справка

Диану Каледину задержали во время командировки в Москву сотрудники курирующего промышленность управления «П» ФСБ и УЭБиПК ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти. Каледина стала фигурантом трех уголовных дел о мошенничестве почти на 200 миллионов рублей — при заключении двух контрактов на поставку станков петербургскому производителю судовых редукторных передач АО «Звезда-Редуктор», и одного договора с красноярским «Красмашем», который входит в структуру «Роскосмоса». Хотя никто из заказчиков претензий не предъявлял, все средства, выделенные на станки, по версии следствия, были похищены, так как оборудование оказалось не полностью российским, а содержащим детали производства Тайваня и Китая. Помимо активной работы в бизнесе, Диана Каледина возглавляет кафедру «Конструкторско-технологические инновации в машиностроении» в Институте металлургии, машиностроения и транспорта Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого (СПбПУ, Политех). На сайте БПК значится, что компания на данный момент имеет 42 заказчика своей продукции и 110 госконтрактов на сумму 7 091 117 238 рублей (то есть, более семи миллиардов). Еще несколько контрактов в разработке на сумму примерно в три миллиарда.

Источник versia.ru

Обновлено: 14.10.2022 — 14:38