Как «Сбер», «Яндекс» и ВТБ делят рынок проката электросамокатов

Наехали

  • Как «Сбер», «Яндекс» и ВТБ делят рынок проката электросамокатов

  • Как «Сбер», «Яндекс» и ВТБ делят рынок проката электросамокатов

Уже ясно: ограничениям для электросамокатов быть. В ближайшее время в ПДД будут внесены предложенные Минтрансом поправки. Впрочем, ужесточение правил получилось скорее декоративным. Ведь, с одной стороны, чиновники пытались успокоить недовольных граждан, а с другой – не испортить бизнес крупным корпорациям, работающим в сфере кикшеринга. А вы что, правда думали, что рынок с огромными прибылями осваивает малый бизнес?

«Меня зовут Татьяна Бронер, мне 34 года. В июле 2020 года меня сбил электросамокат. Скорость самоката была примерно 60 километров в час. В результате я попала в реанимацию с черепно-мозговой травмой, кровоизлиянием и двумя субдуральными гематомами. Мне удалось в течение полугода вернуться к нормальной жизни, но вследствие этой травмы я стала эпилептиком» – такую историю рассказывает автор петиции, в которой просит законодательно запретить использовать электросамокаты в пешеходных зонах и на тротуарах.

Количество происшествий с электросамокатами и правда растёт год от года. Да, по данным столичного Центра организации дорожного движения (ЦОДД), в 2020 году в Москве произошло всего 156 происшествий с участием самокатов и моноколёс – это вроде бы капля в море. Однако в результате пострадали 158 человек, среди которых 73 ребёнка. Настораживает ещё и тот факт, что происшествий в 2020 году стало на целых 66% больше, чем в предыдущем, 2019-м.

Подобные ЧП происходят по всей России. Так, в Санкт-Петербурге группа молодых людей на арендованных самокатах умышленно наезжала на пешеходов. В парке культуры и отдыха в Колпине мужчина наехал на четырёхлетнего мальчика – ребёнка в тяжёлом состоянии госпитализировали. В Невском районе от наезда «самокатчика» пострадала пятилетняя девочка. А в Казани девушка на электросамокате сбила двухлетнего ребёнка и скрылась.

Как «Сбер», «Яндекс» и ВТБ делят рынок проката электросамокатов

(фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости)

Прокатный бум

Ещё несколько лет назад средства индивидуальной мобильности (СИМ) – электросамокаты, моноколёса, гироскутеры и т.п. – справедливо считались чем-то вроде развлечения. Мол, это такие модные прогулочные гаджеты, на которых приятно покататься по парку. Однако ситуация начала радикально меняться с развитием рынка кикшеринга – краткосрочной аренды самокатов. До того в российских городах уже появился и доказал свою прибыльность каршеринг – аренда машин. Однако для пользования им требовались водительские права и трезвое состояние – за нахождение за рулём в пьяном виде каршеринговые компании предусматривали огромный штраф. Взять же в аренду самокат получил возможность любой человек в любом состоянии. При этом фирмы-«самокатчики» оказались в куда более выгодном положении, чем «автомобилисты»: электросамокат стоит на порядок дешевле машины, зато стоимость их аренды сравнима с минутой пользования автомобилем – короткая поездка в 20–25 минут на расстояние 3–4 километра обойдётся примерно в 300 рублей. Стоимость минуты колеблется в пределах 6–8 рублей плюс оплата страховки (порядка 35–40 рублей) и плата за начало поездки (около 50 рублей). В результате игроки рынка могут получать здесь сверхприбыли. Логично, что на эту возможность вслед за мелкими кикшеринговыми компаниями тут же обратили внимание гиганты бизнеса. Именно они и являются сегодня главными снимателями сливок с рынка проката электросамокатов и, если рассуждать дальше, отчасти виновниками многочисленных ЧП.

В Госдуме скептически оценили выбор Манижи в качестве российской участницы «Евровидения». Песня Манижи, по мнению политиков, наглядно отражает нынешнюю общемировую ситуацию в культуре.

Кто же рулит рынком кикшеринга? Одними из лидеров (особенно в Москве и Санкт-Петербурге) являются компании Whoosh и Urent. Основатели первой – выходцы из S7 Group. В феврале этого года Whoosh также привлекла 25 млн долларов от ВТБ и корпорации «Открытие». А Urent, изначально начинавшая как самостоятельный игрок, в этом году также получила инвестиции и долговое финансирование от Сбербанка и «Ситимобила» (читай – всё того же Сбербанка). Более того, прокат самокатов сегодня является частью экосистемы «Сбера». В приложении Ситимобил можно легко комбинировать поездку на такси и на самокате.

В последнее время появилась также информация о скором выходе на рынок аренды электросамокатов «Яндекса». Как и в «Сбере», самокаты также планируется сделать частью экосистемы: предположительно, аренда самокатов появится в приложениях Яндекс.Драйв и Яндекс.Go.

Тот факт, что именно крупные корпорации выступили главным драйвером роста, подтверждается статистикой: если в 2020 году в сервисах проката по всей России было всего около 10 тыс. электросамокатов, то сегодня аналитики говорят о том, что только в Москве компании могут спокойно расширить парк скутеров до 100 тысяч. В Санкт-Петербурге в начале этого сезона в кикшеринге было уже 12 тыс. электросамокатов – втрое больше, чем в прошлом сезоне.

Обгоняя запреты

Понятно, что при столь серьёзных показателях введение действительно серьёзных законодательных ограничений оказывается очень некстати для крупных игроков. Ведь предложение Минтранса запретить использовать самокаты тяжелее 35 килограммов на тротуарах и в пешеходных зонах, а также ограничить максимально разрешённую скорость наверняка приведёт к сокращению числа пользователей. А тем временем звучат идеи вовсе запретить использовать электросамокаты. Неудивительно, что именно представители крупного бизнеса сегодня громче всех выступают за введение законодательных ограничений. Так, компания Whoosh ещё до принятия каких-либо законодательных норм ограничила скорость своих скутеров 15 километрами в час в большинстве парковых и прогулочных зон в центре Москвы. Похоже, корпорации хотят отделаться, что называется, малой кровью, чтобы не потерять растущий как на дрожжах рынок. Так, по оценкам основателя Urent Андрея Азарова, по итогам этого года ёмкость рынка всего российского кикшеринга может составить порядка 10 млрд рублей. В 2020 году, по экспертным оценкам, эта цифра равнялась всего 3 млрд рублей.

Между тем эксперты отмечают, что решить проблему самокатов можно было бы очень просто, разделив скутеры по мощности. «Самокат самокату рознь. Есть те, которые чисто технически могут разогнаться до 100 километров в час, а есть «дохлые» самокаты, которые от силы разгонятся до 10 километров в час, на них даже дети катаются. Вот эти прогулочные устройства вообще не надо трогать», – рассуждает координатор движения «Общество синих ведёрок» Пётр Шкуматов.

Однако если такое деление произойдёт, то в проигрыше окажутся именно владельцы кикшеринга. Они хотя и ограничивают скорость своих скутеров, но сами самокаты, которые закупаются для проката, – тяжёлые и мощные машины. Хотя и недостаточно мощные, чтобы попасть под официальное определение «мопеда» из ПДД. При этом очевидно, что даже на разрешённой скорости 15 километров в час скутер с разрешённой массой 35 килограммов с водителем весом 70–90 килограммов может представлять сегодня очень серьёзную опасность. Но об этом, похоже, в Минтрансе предпочитают не задумываться и не выдвигать инициатив по внесению радикальных изменений в ПДД, хотя они, как видно, назрели. Главное, чтобы предложенные ограничения не повредили бизнесу крупных корпораций.

Источник versia.ru

Обновлено: 23.06.2021 — 14:37