Как Павел Дуров с помощью блокчейна открывает двери к месторождениям полезных ископаемых в Африке

Ни «тона», ни «грама»

Как Павел Дуров с помощью блокчейна открывает двери к месторождениям полезных ископаемых в Африке

Криптовалюта ТОН, разработанная братьями Павлом и Николаем Дуровыми, неожиданно оказалась живее всех живых. Как выяснилось, три африканских государства — Камерун, Конго и Демократическая Республика Конго, собираются внедрить блокчейн и эту криптовалюту на государственном уровне.

Конечно, можно отнестись к данному факту с географической иронией: Африка континент особый, живущий по своим законам, понятным далеко не всем. Но для инсайдеров наличие в этой тройке «демократического» Конго (ДРК) имеет большое значение.

ДРК — настоящая кладовая природных ресурсов, прежде всего металлов, без которых невозможно представить современную электронику — от проводов до фотокамер айфонов. Но откровенно варварские методы их добычи с активным использованием практически бесплатного труда подразумевают особые методы финансирования подобных проектов. Главным признаком этой «особенности» является анонимность, которая позволит пионерам венчурной индустрии дистанцироваться от грязных средств, используемых для создания бизнес-империи.

Особые юрисдикции

Раньше такую анонимность могли гарантировать особые финансовые учреждения, расположенные в не менее особых юрисдикциях. Но сейчас подобные гарантии выглядят не слишком надежно. Гораздо более надежно выглядит TON — децентрализованная платформа, построенная на блокчейне третьего поколения. Она обещает обеспечить контроль, уверенность в безопасности и сохранности данных для граждан, имеющих отношение к этим странам.

Разработанный в 2018 году братьями Дуровыми TON должен был стать полноценной социальной сетью со своей криптовалютой, получившей даже название — Gram. Тестовые Gram были даже выпущены и розданы бесплатно в небольшом количестве, но «которые Telegram никому и никогда не продавал — команда выдавала их бесплатно в небольшом количестве разработчикам».

На этом все, казалось, и закончилось. Регулятор американского фондового рынка — Комиссия по биржам и ценным бумагам (SEC) — запретила Дуровым проводить размещение ценных бумаг своего нового детища в форме ICO, после чего им пришлось расстаться с этой идей и передать TON одноименному открытому сообществу. Эта идея пришлась не по нраву инвесторам, которые вложили в блокчейн-проект Дурова $1,7 млрд, но в ответ не получили «ни грама». В буквальном смысле этого слова, так как суд в Нью-Йорке признал токены криптовалюты Telegram ценными бумагами и запретил передавать их инвесторам.

Акулы и пираньи

А ведь списке этих инвесторов мелькали имена настоящих «акул» российского бизнеса — основателя Qiwi Сергея Солонина, сооснователя «Вимм-Билль-Данна» Давида Якобашвили и даже Романа Абрамовича. Объем вложений последнего достигал, по некоторой информации, $300 млн.

Тем не менее на войну с Дуровыми отправились не акулы, а пираньи. В этой роли, к примеру, оказался основатель компании Zotobi Management Limited Игорь Чуприн, который вложил в TON Павла Дурова $1 млн, а когда проект закрылся, получил обратно $720 тыс. Этого Чуприну показалось недостаточным, и он подал иск в суд, в котором потребовал от Telegram вернуть ему «оставшиеся» $280 тыс.

Основатель Telegram Павел Дуров заявил, что может ограничить работу каналов в России и на Украине, чтобы не делать мессенджер источником распространения непроверенной информации.

Иск Игорь Чуприн проиграл, более того, судья потребовал от него покрыть все судебные издержки — самого Telegram на $700 тыс, а также издержки самого суда в размере £55 944. Это был очень странный иск во всех отношениях. В особенности потому, что последовал за другой попыткой засудить Дурова, предпринятой юристами управляющей компании Da Vinci Capital, фонд которой также вложился в создание TONа. Но, в отличие от малоизвестного Чуприна, Da Vinci Capital представлял довольно известное заведение, которое возглавлял Олег Железко. У обоих (и у компании, и у Железко) довольно путаная история. Это сейчас у компании «неожиданно» пропала русская версия сайта, а заодно и сам факт наличия офиса в Москве, о котором еще пару лет с такой гордостью рассказывал Железко, снисходительно оценивая политические риски.

Внезапный партнер

Однако еще относительно недавно никаких других офисов у Da Vinci Capital и не было. В 2007 году выходец из «Ренессанс Капитал» Олег Железко внезапно решил создать свой собственный бизнес. И также внезапно нашел себе партнера. Им оказался Бенни Штайнмиц, один из клиентов «Ренессанс Капитала». Уже через год Штайнмиц исчез из числа партнеров Железко, а на его месте оказалась какая-то безликая фирма. И это исчезновение вполне может объясняться особенностями личности самого Бенни Штайнмица. При том что Штайнмиц — легендарный человек, миллиардер, торговец бриллиантами и богатейший человек Израиля, это не мешает ему быть преступником, разыскиваемым в разных юрисдикциях. Не далее как в декабре прошлого года самолет Штайнмица и его самого задержали в Греции по требованию Румынии, суд которой приговорил миллиардера к пяти годам тюремного заключения за коррупционные действия и отмывание денег. Одновременно в Швейцарии Штайнмица приговорили к пяти годам тюремного заключения за многомиллионные взятки, выплаченные властям Гвинеи за получение прав на разработку железной руды из местного месторождения, крупнейшего в мире.

Сам Бенни Штайнмиц объясняет свое преследование конфликтом с не менее легендарным финансистом Джорджем Соросом, который произошел на почве схватки за российский телеком-актив в 1990-е годы.

Сделка века

Судя по всему, речь идет о приватизации «Связьинвеста», состоявшейся в 1997 году и получившей название «сделки века» из-за последствий, которые обрушили всю политическую систему России 1990-х. В это сделке активно участвовал «Ренессанс-Капитал», который продвигал интересы консорциума, главным участником которого был Джордж Сорос. Проигравшей стороной оказался консорциум, в состав которого входили испанский оператор связи Telefonica, структуры холдинга «Медиа-Мост» Владимира Гусинского, Альфа-банка и Бориса Березовского. Ни про какого Штайнмица в то время, как, впрочем, и сейчас, речи не было. И сам факт его участия в тех событиях весьма и весьма примечателен. Но эо уже история. В настоящее же время конфликт Сороса и Штайнмица касается в основном принципов участия в проектах по разработке природных ископаемых на «черном континенте». НПО, активно финансируемые Соросом, действительно сыграли важную роль в отстранении Штайнмица от выгодных проектов. Но также бессмысленно опровергать вполне доказанные факты дачи взяток местным царькам и авторитетам.

Использование в таких ситуациях новой платежной системы, продвигаемой «независимыми» разработчиками ТОНа, но при этом поддерживаемой рекламой в Телеграме, было бы весьма эффективным. Даже если этот проект не пропускает SEC.

Источник versia.ru

Обновлено: 16.05.2022 — 14:47