Как отношения экс-владельцев ПСБ Дмитрия и Алексея Ананьевых с российскими властями превратились в мыльную оперу

Офшорный арест

Как отношения экс-владельцев ПСБ Дмитрия и Алексея Ананьевых с российскими властями превратились в мыльную оперу

В самом конце августа Тверской районный суд Москвы «арестовал» бывшего акционера Промсвязьбанка Алексея Ананьева на два месяца. А чуть ранее, в среду 25 августа, был также «арестован» его брат Дмитрий Ананьев. Братья арестованы в кавычках, так как в реальности они уже давно находятся вне досягаемости российских силовиков. И это уже не первые подобного рода аресты.

Из растратчиков в мошенники

Впервые экс-владельцы Промсвязьбанка Алексей и Дмитрий Ананьевы были арестованы, а затем объявлены в международный розыск еще в сентябре 2019 года. В Басманном суде Москвы они проходили в качестве обвиняемых по делу о растрате около 90 млрд рублей (ч. 4 ст. 160 УК РФ) и последующей их легализации (ст. 174.1 УК РФ). Но комиссия Интерпола с недоверием отнеслась к качеству предъявленных обвинений, зато с куда большим вниманием вчиталась в текст 70-страничной жалобы адвокатов банкиров, в которой те доказывали наличие политической подоплеки в уголовном преследовании и на этом основании требовали аннулировать розыск.

Так и произошло. 6 ноября 2020 года генеральный секретариат принял решение исключить из розыскных информационных баз Интерпола все данные об экс-акционерах Промсвязьбанка. Таким образом с темой хищений применительно к Ананьевым в западном правовом поле было покончено.

На этот раз Алексея и Дмитрия Ананьевых решили обвинить в мошенничестве (стандартной для «беловоротничковой преступности» ч. 4 ст. 159 УК РФ). Существенно снижена и сумма обвинений — в новом обвинении речь уже о куда более «скромных» 6,7 млрд руб. Фиаско предшественников не помешало следователю ГСУ ГУ МВД РФ по Москве Илье Аладинскому объявить 30 июля (то есть еще до заочного ареста) братьев Ананьевых в международный розыск. Таким образом история пошла на второй круг.

Ночь перед рождеством

По данным первоначального обвинения, банкиры вывели средства из Промсвязьбанка в течение трех дней — с 12 по 15 декабря 2017 года. Новое обвинение удлинило этот срок до трех лет. Следствие считает, что деньги расхищали с июля 2014 года до ноября 2017 года. Средства вымывались из банка под видом выдачи кредитов подконтрольным Ананьевым компаниям-нерезидентам — Atna Capital Management Ltd, Satiniana Development Ltd, Emeraldsun Holding Ltd и Communication Technology Sweden AB. Счета компаний находились в кипрском филиале ПСБ — Промсвязьбанк-Кипр. Последний оперативно одобрял все заявки на кредиты. Схема этого «кредитования» была настолько простой и очевидной, что могла не вызывать подозрения разве что в 1990-е или в начале 2000-х. Но в указанный период, когда у кредитных учреждений отзывались лицензии целыми пачками, а вся российская банковская система трещала по швам, подобную «невнимательность» со стороны ЦБ понять очень сложно. Центральный банк России прозрел лишь в декабре 2017 года, когда объявил о санации ПАО «Промсвязьбанк» через Фонд консолидации банковского сектора, введя временную администрацию. Одновременно тогдашний зампред ЦБ Василий Поздышев сделал публичное заявление о пропаже в ПСБ кредитных досье на общую сумму 109 млрд руб. Заявление было обнародовано в пятницу 15 декабря — идеальное сочетание дня недели и даты для подобного пассажа: накануне выходных и перед началом на Западе рождественской недели, когда деловая жизнь фактически замирает. А спустя ровно неделю, также в пятницу, но уже 22 декабря (непосредственно перед рождественским праздниками) ЦБ обратился в правоохранительные органы с заявлением, в котором сообщил о выявлении ряда проведенных руководством Промсвязьбанка операций, «имеющих признаки незаконных действий». Удивительное дело, но в этот же день предправления Промсвязьбанка Дмитрий Ананьев покинул Россию — многолетний официальный православный патриот оказался на Кипре. В довершение ко всему российские СМИ узнали об этом отъезде от анонимных сотрудников тех же самых правоохранительных органов, которые должны были задержать офшорного патриота. В итоге этой странной комбинации все остались при своих — банкиры при деньгах, а ЦБ — при банке. Денег в нем правда было не так уж много, но с этим у ЦБ и его фонда проблем не было. Их просто напечатали.

Главное следственное управление ГУ МВД по Москве возбудило уголовное дело в отношении экс-владельцев Промсвязьбанка Дмитрия и Алексея Ананьевых.

Странная война

Странности первого дела, которое ограничило историю расхищения ПСБ тремя днями, объясняются предусмотрительными заявлениями, которые сделал Дмитрий Ананьев сразу после того как покинул Россию. В своем интервью, опубликованном уже 25 декабря 2017 года, банкир рассказывал о том, как он в октябре и ноябре регулярно встречался с председателем ЦБ Эльвирой Набиуллиной: «Чувствовал и доверие, и поддержку, чувствовал и гуманное отношение». Переломный момент, по мнению Ананьева, наступил накануне 12 декабря, и его причины на тот момент оставались для него загадкой. О чем он вполне искренне сожалел.

Этими высказываниями Дмитрий Ананьев фактически использовал Набиуллину в качестве своей защитницы, и оставил пространство для дальнейших переговоров. Задача по их ведению была возложена на Алексея Ананьева, который занимался этим еще целый год, находясь в России. Судя по косвенным признакам, переговоры прошли вполне успешно. Так, 16 марта 2018 года в помещении бизнес-центра «Максима Плаза» «совершенно внезапно» были обнаружены кредитные досье на сумму 109 млрд руб, о пропаже которых так безутешно горевал в декабре Василий Поздышев. А в начале августа 2018 года стало известно о том, что жена Дмитрия Ананьева Людмила продала контрольные пакеты акций (по 50% плюс 1 акцию) трех кипрских компаний, на которые была оформлена недвижимость Промсвязьнедвижимости (ПСН) — девелоперской группы банка. Новыми контролирующими акционерами стали офшоры, зарегистрированные на Маршалловых и Сейшельских островах, о бенефициарах которых ничего неизвестно. Спустя ровно год Алексей Ананьев, также как и его брат, совершенно безнаказанно покинул территорию России, но предпочел обосноваться не на Кипре, а в Лондоне. Сразу после его отъезда новая администрация Промсвязьбанка, который к тому времени превратился в опорный банк всей российской оборонки, подала в арбитраж иск на 282 млрд руб., оценив в эту сумму ущерб, который нанесли экс-владельцы.

Это означало, что переговоры окончены, и началось изъятие материальных ценностей. 30 мая 2019 года суд арестовал имущество братьев Дмитрия и Алексея Ананьевых по иску на эту сумму 282 млрд руб. А уже сентябре 2019 года СК заочно предъявил экс-владельцам ПСБ обвинение в растрате, санкционировав арест «случайно убежавших» Дмитрия Ананьева и его старшего брата Алексея. Другими словами, вся эта котовасия представляет собой историю сложного переговорного процесса, но не имеет никакого отношения к правосудию или справедливости. Не говоря уже об эффективном надзоре за банковской системой регуляторами из ЦБ.

Источник versia.ru

Обновлено: 11.09.2021 — 14:36